Меню Закрыть

Вопрос на ВТОРОЙ завтрак, или беседа с психиатром проф.

Вопрос на ВТОРОЙ завтрак, или беседа с психиатром проф. Мария Залуская

— Если кто-то находится в депрессии, положительные раздражители на него просто не действуют. Кто-то сломал ногу, все приходят и жалуются, а если у кого-то сломанная психика и депрессия, люди этого не понимают, — поясняет проф. дополнительный доктор хаб. n. med. Мария Залуская. Вдохновением для записи этого разговора послужило недавнее выступление нашего специалиста по программе «Вопрос к завтраку», где была поднята очень важная тема депрессии, а точнее рост продаж антидепрессантов и седативных средств в Польше за последние месяцы. Ниже приводится стенограмма разговора между доктором Катаржиной Невиньской и психомедиком.

Катаржина Невиньска, доктор медицинских наук: Здравствуйте. Сегодня я буду больше выступать в роли журналиста во время разговора с профессором Марией Залуской, тоже из психомедицинской клиники. Профессор — психиатр, специалист со стажем более 40 лет. На протяжении 40 лет он помогает пациентам с различными психическими расстройствами в палатах различных клиник. Сегодня мы встречаемся и хотим снять для вас материал о разговоре профессора в «Вопросе на завтрак», а также о ваших комментариях и многочисленных электронных письмах, которые мы получили от вас. Вопрос, профессор, заключается в следующем: почему так важно предоставлять общественности достоверные знания о различных психических расстройствах, а также повышать осведомленность общественности о чутком подходе к людям с различными психическими расстройствами?

проф. дополнительный доктор хаб. n. med. Мария Залуская:Мои наблюдения показывают, что общеизвестные знания о психических заболеваниях, включая депрессию, унаследовали ситуацию в психиатрии девятнадцатого века и первой половины двадцатого века. А именно, в то время не было лекарств, которые могли бы эффективно вылечить психические расстройства, и когда человек заболел депрессией или другим психическим заболеванием, он застрял в этом состоянии на многие годы, а иногда и на всю оставшуюся жизнь. Следовательно, существует убеждение, что психическое заболевание или депрессия — это своего рода судьба, нечто необратимое, изменяющее и разрушающее человека, чего следует опасаться, и было бы лучше, если бы этого не было, и как это сделать. возникнуть — значит отрицать это из осознания и не признавать. Это приводит к тому, что люди боятся распознать психические расстройства, боятся вылечить, они иногда боятся идти к психиатру, не хотят принимать лекарства. Это приводит к более длительным страданиям. Между тем, с середины прошлого века у нас есть эффективные лекарства — как нейролептики, так и антидепрессанты — и это болезни, которые могут длиться 4 недели, 6 недель, даже несколько месяцев, а затем можно вернуться к нормальному функционированию, к жизни. Об этом стоит знать.

Катажина Невиньска, доктор медицинских наук: В программе «Вопрос к завтраку » профессор также сказала, почему так важно различать, что такое депрессия, и что такое естественное депрессивное настроение в пределах нормы.

проф. дополнительный доктор хаб. n. med. Мария Залуская:Да, это происходит из-за того, что наш польский язык небогат в этом отношении — у нас есть один термин для обозначения депрессии, то есть болезни, и депрессии, что означает физиологическое угнетение настроения. Мы не различаем этого ни на нашем языке, ни в нашем словаре. Следовательно, его часто применяют к человеку с депрессией, как известно из его собственных депрессивных состояний настроения, которые не являются депрессией, а просто нормальными физиологическими состояниями. Тогда мы получаем неправильное представление о депрессивном человеке. Мы не можем ее понять и помочь ей, потому что мы ее просто не знаем. Я просто говорю, что необходимы психиатрические знания, а также межкультурная компетенция. Чтобы мы знали, как воспринимать манеру речи или поведение людей из другой страны или другой культуры, мы должны знать об этой другой культуре и этой стране.

Катажина Невиньска, доктор медицинских наук: Я понимаю, что отсюда и применение вашей меры, здоровый человек, с такими советами, как «поднимите голову, занимайтесь спортом», чтобы как-то поддержать этого человека, страдающего депрессией.

проф. дополнительный доктор хаб. n. med. Мария Залуская:Да, потому что это эффективные методы. Конечно, если кто-то сказал кому-то что-то неприятное, а кто-то подошел и сказал: «Не волнуйтесь, потому что солнце светит», он почувствует положительный стимул и перестанет беспокоиться, но если кто-то находится в депрессии, положительные стимулы будут просто им не работают и неэффективны. Это не чья-то злая воля или упрямство, а просто его состояние. Только мы не настолько изобретательны, потому что психическое заболевание — в отличие от различных соматических заболеваний — не так очевидно. Мне нравится приводить пример человека со сломанной ногой. Кто-то сломал ногу, он не мог ее пошевелить, ногу вшили в гипс, и все приходят, жалко его и помогают ему, потому что вы знаете, что он не встанет, не пойдет и не принесет свои покупки … но если у кого-то сломанная психика и депрессия, и он не может встать утром с постели и сделать эти покупки, люди этого не поймут, потому что у него нет этой отметки на ему, гипса или травм, ничего не вижу. Вы должны быть более чуткими и компетентными, чтобы заметить, что лицо подавленное, потому что одни люди это видят, а другие нет — это зависит от нашей шкалы чувствительности. Здесь знания могут очень помочь. Между тем, у депрессивного человека такая же ограниченная способность действовать, как у человека со сломанной ногой, но этого не видно. что лицо подавленное, потому что одни люди его видят, а другие нет — это зависит от нашей шкалы чувствительности. Здесь знания могут очень помочь. Между тем, у депрессивного человека такая же ограниченная способность действовать, как у человека со сломанной ногой, но этого не видно. лицо подавлено, потому что некоторые люди его видят, а другие нет — это зависит от нашей шкалы чувствительности. Здесь знания могут очень помочь. Между тем, у депрессивного человека такая же ограниченная способность действовать, как и у человека со сломанной ногой, но этого не видно.

Катаржина Невиньска, доктор медицинских наук: Как же тогда вылечить депрессию? О лекарствах и том, что это эффективный метод, уже сказано немногое. Часто пациенты также спрашивают, придется ли им принимать их на протяжении всей жизни …

проф. дополнительный доктор хаб. n. med. Мария Залуская: Это зависит от обстоятельств , потому что депрессия иногда повторяется. Тогда может случиться так, что в жизни такого человека будут моменты, когда он не будет принимать наркотики, но будут времена, когда ему нужно будет их принимать. Конец предсказать сложно. Также очень важно уметь распознавать первые симптомы депрессии или ее рецидив. Чем раньше он начнет заживать, тем лучше эффект и вы сможете предотвратить развитие депрессии. И здесь тоже важны эти «межкультурные» компетенции, знание того, что это может быть началом депрессии и что вам нужно пойти к врачу и принять лекарства.

Катаржина Невиньска, доктор медицинских наук: А активация?

проф. дополнительный доктор хаб. n. med. Мария Залуска: Именно … умеренная активация — это даже метод лечения депрессии. В клинике в Познани когда-то проводились такие исследования, они даже опубликованы в Psychiatria Polska, что использование утренней гимнастики в психиатрическом отделении для людей с депрессией заставляло пациентов чувствовать повышенное настроение после заполнения шкалы, поэтому это было эффективно, но должно использоваться безразличным образом и адаптироваться к психическому состоянию этих людей. Также нужно знать, как применять препарат — правильно подбирать дозу. Точно так же упражнения как метод поддерживающей терапии должны быть правильно дозированы, это не может быть сделано неспециалистом, потому что это может быть вредно.

Катажина Невиньска, доктор медицинских наук: Так, например, если у нас есть идея, что мы хотим пригласить нашего коллегу, страдающего депрессией, покататься на велосипеде, мы придумали маршрут длиной около 50 километров. Это хорошая идея? Я помогу ему с этим, могу ли я навредить ему?

проф. дополнительный доктор хаб. n. med. Мария Залуская: Это зависит от того, как долго он ездил верхом, когда не был в депрессии. Если он проехал эти 50 км без депрессии, то теперь он просто не хочет этого делать, потому что в депрессии теряется желание, мотивация и способность испытывать удовлетворение. То, что раньше было радостью для мужчины, сейчас ему совсем не нравится. Это такое состояние эмоционального оцепенения, потери способности испытывать удовольствие. Это может быть непонятно — мне нравится кататься на велосипеде, он имел удовольствие кататься на велосипеде, когда не был в депрессии, а теперь, когда он в депрессии, ему это не нравится. Вы должны почувствовать это в разговоре, есть ли у него след готовности, и не требует ли это слишком больших усилий для него или он может справиться с этим.

Катаржина Невиньска, доктор медицинских наук: Может быть, оценка будет лучше, не 50 км сразу, а, например, 5 км …

проф. дополнительный доктор хаб. n. med. Мария Залуская: … Короткая поездка или даже прогулка. Уж точно не приглашение на велосипедный марафон.

Катаржина Невиньска, доктор медицинских наук: Тогда, вероятно, возникает противоречие между собственными ожиданиями пациента и тем фактом, что это не приносит ему удовольствия.

проф. дополнительный доктор хаб. n. med. Мария Залуска: Да, если депрессивный человек встречает тот факт, что мы чего-то от него ожидаем, и он не может этого понять, его депрессия усугубляется, потому что он сталкивается со своей неспособностью. У него есть чувство вины, у него есть чувство стыда, которое мало ценно из-за того, что он даже не может сделать это для своего друга. Это может усугубить вашу депрессию. Может быть, вам сначала нужно проверить, может ли мужчина встретиться и поговорить, сидя на скамейке перед домом, если для него это не слишком много. Затем попробуйте пройтись пешком, а затем покататься на велосипеде, если эти первые шаги показывают, что это хорошо воспринимается и хорошо влияет на самочувствие человека.

Катажина Невиньска, доктор медицинских наук: профессор, относительно достоверной информации о лечении депрессивных расстройств — лечим ли мы депрессивные расстройства с помощью фармакотерапии и психотерапии?

проф. дополнительный доктор хаб. n. med. Мария Залуская:Да, были исследования, которые показали, что наилучшие результаты были получены при сочетании фармакотерапии с психотерапией, а время начала фармакотерапии и психотерапии иногда бывает разным. Если депрессия глубокая, и мы начинаем с фармакотерапии и умеренно улучшаем психотерапию — когда пациент может активно участвовать в этом психотерапевтическом взаимодействии. Некоторые методы можно вводить с нуля. Однако иногда бывает так, что если депрессия очень легкая, мы вообще начинаем с психотерапии, и этого может быть достаточно для пациента, препарат не обязательно нужен. Однако золотая середина — это сочетание фармакотерапии и психотерапии. Здесь следует отметить, что некоторые, ошибочно принимая депрессию за болезнь плохого настроения, принимаете антидепрессант от депрессивного настроения, и это ошибка. Обезболивающее подойдет человеку, страдающему депрессией, потому что в мозгу также происходят нейрофизиологические изменения, и это лекарство уменьшает эти изменения. Напротив, у человека, не страдающего депрессией, который находится только в подавленном настроении, одно и то же лекарство может даже иметь различные неблагоприятные исходы. Это не только не улучшит ваше настроение, но также может вызвать ряд неприятных побочных эффектов.

Катаржина Невиньска, доктор медицинских наук: Но, наверное, это еще и соблазн быстро избавиться от неприятных эмоций …

проф. дополнительный доктор хаб. n. med. Мария Залуска: Есть такой соблазн, мы хотим добиться быстрых результатов без больших усилий, и это направление, в котором движется наша цивилизация, нас заменяют роботы. Однако иногда вам нужно приложить больше усилий, чтобы улучшить свое настроение, например, выйти на прогулку. Некоторым людям нравится выращивать цветы или гулять по горам, но все это требует определенных усилий, но есть искушение сделать это быстро с помощью одной таблетки. Так или иначе, это начало различных наркотических, наркотических и алкогольных зависимостей. Соблазн управлять своими эмоциями легкими средствами, без каких-либо усилий.

Катажина Невиньска, доктор медицинских наук: Пожалуй, стоит также сказать, что все эти легкие наркотики — алкоголь и наркотики — в конечном итоге на самом деле являются депрессантами и понижают настроение.

проф. дополнительный доктор хаб. n. med. Мария Залуска: Да, есть феномен повышенной толерантности — когда человек становится зависимым, для получения положительного эффекта требуется увеличивающаяся доза. Позже возникает зависимость, так что в основном общее самочувствие является отрицательным, и только временные улучшения происходят, когда человек насыщается веществом, от которого он становится зависимым. Когда средство перестает действовать, возвращается очень плохое самочувствие. В процессе зависимости мы распознаем различные психические расстройства, депрессию и даже психотические расстройства. Следовательно, эти меры могут в долгосрочной перспективе вызвать психические расстройства. Это длительное опьянение.

Катажина Невиньска, доктор медицины, доктор философии: Я думаю, очень важно то, что сказал профессор, что в обществе, если у нас нет чуткого подхода к людям с психическими расстройствами, эти люди будут менее охотно лечиться, и риск того, что эти люди будут используйте «домашние средства» для улучшения настроения, например, алкоголь. Следовательно, они станут зависимыми, что усугубит их расстройство.

проф. дополнительный доктор хаб. n. med. Мария Залуска: Да, есть феномен, который мы называем двойным диагнозом. Кто-то страдает повторяющейся депрессией и пристрастился к алкоголю. Возможно, это то, что происходит из этих попыток справиться с депрессивным настроением с помощью алкоголя, что приводит к коморбидности депрессии и зависимости.

Катаржина Невиньска, доктор медицинских наук: Профессор, если бы вы могли рассказать об этом мифе — люди с депрессивными расстройствами иногда не хотят принимать лекарства, которые могли бы помочь им относительно быстро вернуться к нормальному функционированию, в течение месяца или двух.

проф. дополнительный доктор хаб. n. med. Мария Залуская:Есть много причин, по которым кто-то не хочет лечиться или принимать лекарства. Одна из этих причин — навешивание ярлыков — распространенное мнение, что психически больной человек хуже, глуп и его следует избегать. Мы не хотим отождествлять себя с такими людьми. Поэтому мы считаем, что если мы не лечимся, не принимаем лекарства, значит, у нас нет этой депрессии. Это такое очарование реальности. Между тем, если это депрессия, то это болезнь — ее нельзя вылечить ни алкоголем, ни другими методами, и вам нужно искать эти лекарства. Также есть такое стремление, что мы можем справиться с этим сами, потому что тяга к наркотикам связана с беспомощностью. Мы хотим быть сильными и здоровыми, потому что это позитивный образ самих себя. Стоит стоять на земле. Я часто говорю, что если у нас есть враг, и мы не смотрим на него внимательно, мы не победим его. Если что-то нас беспокоит и мучает, лучше присмотреться к этому и признать, что это и есть эта депрессия. Иначе мы не победим этого голиафа. Иногда нужно осторожно ударить таблетку, чтобы депрессия подавилась и прошла. Если у кого-то плохое зрение, он пользуется очками и откажется от очков, потому что это кажется более позитивным, это было бы бессмысленно. Поэтому, если кто-то находится в депрессии и хочет вылечиться без лекарств, это неэффективно. Лучше принять лекарства и избавиться от депрессии. Поэтому, если кто-то находится в депрессии и хочет выйти из нее без лекарств, это неэффективно. Лучше принять лекарства и избавиться от депрессии. Поэтому, если кто-то находится в депрессии и хочет вылечиться без лекарств, это неэффективно. Лучше принять лекарства и избавиться от депрессии.

Катаржина Невиньска, доктор медицинских наук: Профессор, спасибо за сегодняшнее интервью. Надеюсь, это немного проясняет и упорядочивает информацию о психических расстройствах и депрессивных расстройствах.

проф. дополнительный доктор хаб. n. med. Мария Залуская: Спасибо.