Меню Закрыть

Атипичный аутизм дает поздние симптомы

Атипичный аутизм дает поздние симптомы [интервью]

Атипичный аутизм — это нарушение развития, относящееся к спектру аутизма, симптомы которого могут наблюдаться после того, как ребенку исполнится 3 года. Развитие этого типа аутизма часто сопровождается тяжелыми генетическими дефектами и умственной отсталостью. Мы поговорим с доктором Джоанной Лавицкой, президентом фонда Prodeste, о том, как распознать атипичный аутизм и куда обратиться за помощью в его диагностике и лечении.

Симптомы атипичного аутизма схожи с симптомами детского аутизма, но отличаются по степени тяжести и продолжительности. Он часто диагностируется у детей, у которых аутизм вызывает неспецифические, менее характерные симптомы и связан с возникновением серьезных генетических нарушений.

Как отличить детский аутизм от атипичного? Как лечится ребенок с атипичным аутизмом и каково значение в нем участия родителей? На эти и другие вопросы отвечает д-р Джоанна Лавицка, специальный педагог, соучредитель и президент фонда Prodeste, занимающегося диагностикой, терапией и образованием в области расстройств аутистического спектра.

  • Чем атипичный аутизм отличается от детского аутизма?

Доктор Джоанна Лавицка: Атипичный аутизм — это единица, определенная в МКБ-10, хотя и очень плохо проработанная, — признают сами авторы этой классификации. Вероятно, он был создан для того, чтобы диагностировать детей или людей, которые по разным причинам «не справились» с критериями детского аутизма. В настоящее время этот диагноз используется очень редко или неправильно.

Według ICD-10 autyzm atypowy możemy zdiagnozować u dziecka, które do trzeciego roku życia rozwijało się prawidłowo lub u dziecka, które posiadając wyraźne objawy w tzw. triadzie diagnostycznej nie posiada ich w ilości wskazanej przez ICD-10 dla autyzmu dziecięcego. Niestety, najczęściej z wykorzystaniem rozpoznania „autyzm atypowy” spotykamy się w wypadku błędów diagnostycznych. Osobiście spotkałam się z sytuacjami, kiedy pytając specjalistów, dlaczego rozpoznali autyzm atypowy u dziecka z klasyczną postacią autyzmu dziecięcego, uzyskiwałam odpowiedź, że nie byli pewni rozpoznania, nie chcieli dziecka „stygmatyzować”, nie chcieli przestraszyć rodziców, chcieli dać nadzieję, że to nie taki „typowy” autyzm.

  • Какие факторы влияют на развитие атипичного аутизма в более позднем возрасте? Может ли 5-летний ребенок, который до сих пор был совершенно здоровым, внезапно проявить признаки аутизма?

J. Ł .:Ситуации, в которых ребенок с аутизмом развивается должным образом до трехлетнего возраста, крайне редки и обычно связаны с серьезными метаболическими дефектами, которые вызывают поздние эффекты развития, и в ходе которых мы можем обнаружить наличие симптомов, типичных для аутизма. Согласно мировым стандартам, в случае сосуществования нарушений обмена веществ и аутизма необходимо диагностировать оба. В этом случае категория «атипичный аутизм» оправдана, тем более что часто прогрессирующая утрата коммуникативных и социальных компетенций является первым сигналом, который беспокоит родителей. Однако стоит подчеркнуть, что если такой человек поступил на диагностику — категорически нельзя останавливаться на симптоматическом диагнозе атипичного аутизма.

  • Какие симптомы атипичного аутизма должны беспокоить родителей? Есть ли симптомы, особенно характерные для этого заболевания?

Ж. Э .: Начнем с того, что ни одна из классифицированных форм расстройств аутистического спектра не является заболеванием. С терапевтической точки зрения это нарушения развития. Разница принципиальная. Болезнь — это статическое состояние, излечимое или нет. Нарушение развития — это не что иное, как ситуация, в которой человеческое развитие происходит не так, как обычно, — с первых дней жизни до смерти. Аутизм нельзя вылечить не потому, что это неизлечимая болезнь, а потому, что это вообще не болезнь. Вы можете помочь людям с расстройствами спектра лучше функционировать в мире, понимать себя и свое окружение и развивать свои компетенции. Научитесь жить с аутизмом. Также как слепые люди учатся жить без зрения.

Атипичный аутизм не имеет специфических симптомов. Единственная характерная картина будет, когда ребенок будет правильно развиваться до 3 лет. Во всех остальных случаях мы наблюдаем типичные для аутистического спектра проблемы развития в сфере общения, построения социальных отношений и развития паттернов деятельности.

Родителей всегда должны беспокоить такие сигналы, как задержка речевого развития, отсутствие указания рукой на различные предметы, чтобы вызвать интерес других людей или сосредоточить свое внимание на предметах, событиях, ситуациях, а не на людях в окружающей среде. . Типично развивающийся младенец с самого раннего периода жизни скорее будет интересоваться людьми, чем предметами. Нельзя недооценивать отсутствие следования за объектами, указанными ребенку, или отсутствие следования за направлением взгляда другого человека.

Верить стереотипам не стоит. Дети с аутизмом часто счастливы обниматься , не всем из них трудно смотреть в глаза , многие очень открыты и обнимают людей — к сожалению, терпят неудачи из-за трудностей в оценке потребностей других.

Аутизм. Что мы о нем знаем? Какова жизнь с этим расстройством?

  • Куда родители должны направить свои первые шаги, если подозревают у своего ребенка атипичный аутизм? Какие средства помогут в постановке диагноза?

Ж. Э .: Однозначно стоит выбирать специализированные помещения. Как и в случае со всем спектром аутизма, диагностика сложна, требует опыта и использования международных стандартов. Невозможно правильно и ответственно поставить диагноз кому-либо в офисе, в одиночку, видя ребенка в течение нескольких минут.

  • Как диагностируется атипичный аутизм?

Ж. Э .: То же, что и в случае других расстройств аутистического спектра. Первый этап — подробное диагностическое интервью, второй — анализ документации ребенка и возможных записей из его окружения, следующий — направленное наблюдение, ход которого регистрирует диагностическая группа, состоящая как минимум из трех специалистов.

На следующем этапе врач-психиатр проводит медицинское обследование. Наконец, вся диагностическая группа, все люди, участвовавшие в процессе, собирают данные диагноза, связывают их с классификацией МКБ-10 и ставят диагноз. Как я уже сказал, если мы говорим о ситуации, когда симптомы действительно появляются после трехлетнего возраста, роль врача в команде неоценима. Именно он должен решить, куда направить ребенка для дальнейшей диагностики, чтобы не упустить из виду метаболический или генетический дефект, который потенциально может угрожать здоровью или даже жизни.

  • Каковы последствия позднего диагноза аутизма?

Ж. Э .: В настоящее время ранняя диагностика ставится не позднее 36 месяцев. Это сильно меняет терапевтический подход и прогнозы развития. В случае ранних сомнений в развитии — правильный диагноз обычно позволяет ребенку избежать серьезных последствий, из которых на первый план выходит снижение интеллектуального потенциала.

Проблема возникает, когда мы действительно имеем дело с потерей коммуникативных и социальных компетенций после трехлетнего возраста. Тогда ранней диагностикой будет ситуация, при которой диагноз ставится в кратчайшие сроки с того момента, когда возникают сомнения. В противном случае последствия невыполнения диагноза или слишком позднего диагноза могут быть поистине ужасными. Многие метаболические дефекты — это дефекты, которые, если их не лечить, приводят к смерти. Эту возможность нельзя игнорировать, равно как нельзя объяснить позднее появление симптомов способом, не связанным с научными фактами.

Я столкнулся с ситуацией, когда среда объясняла ухудшение, регрессивные нарушения развития ребенка, которые появились на пятом году жизни с… вакцинацией. Вы не можете этого сделать. Нет никаких доказательств связи между аутизмом и вакцинами, и есть многочисленные и серьезные исследования, доказывающие, что такой связи нет.

  • Некоторые симптомы аутизма совпадают с симптомами Аспергера. Можно ли перепутать эти два блока? Может ли такая ошибка повлиять на ход и прогресс терапии?

Ж. Э .: Совершение такой ошибки свидетельствует о полном непонимании принципов дифференциальной диагностики при распространенных нарушениях развития. Основными критериями дифференциации синдрома Аспергера от аутизма являются отсутствие задержки речевого развития и правильный уровень интеллектуального развития, позволяющий адаптироваться к жизни, свойственной возрасту. Если ребенок соответствует этим двум плюс дополнительным критериям — мы диагностируем синдром Аспергера. Если у ребенка задержка речевого развития, мы должны выбрать другую форму всеобъемлющего расстройства развития. Если мы обнаруживаем, что развитие ребенка соответствует критериям детского аутизма, мы закрываем тему этим диагнозом.

В описательной части МКБ-10 мы можем найти подробные рекомендации от авторов классификации, чтобы понять суть атипичного аутизма. Первым показанием к такому диагнозу является указанное выше возникновение симптомов после 3-летнего возраста со всеми последствиями такой ситуации, о которых я уже говорил.

Вторая — это особая ситуация, когда у ребенка с тяжелой, множественной инвалидностью, чаще всего с тяжелым бременем для интеллектуального развития, мы также наблюдаем дефицит в диагностической триаде общих нарушений развития. Тогда возникает серьезная диагностическая дилемма — в какой степени наблюдаемые трудности у ребенка являются результатом общей инвалидности и в какой степени они являются прямым проявлением аутизма?

В этом случае, когда картина развития неоднородна, симптомы в количественном отношении не полностью соответствуют критериям детского аутизма, а качественно размываются общей инвалидностью — мы также можем попытаться диагностировать атипичный аутизм. Речь идет об атипичной симптоматике. С другой стороны, как легко видеть, именно в этих ситуациях невозможно спутать атипичный аутизм с синдромом Аспергера.

Здесь стоит добавить, что МКБ-10 также позволяет диагностировать высокофункциональных детей, которые не соответствуют критериям детского аутизма (количественно или качественно) или синдрома Аспергера (например, из-за задержки речевого развития, которая быстро улучшилась). Эта возможность создается категорией F84.8 — Другие общие расстройства развития.

Ж. Э .: Как и в случае с каждым ребенком со спектром аутизма, терапия должна быть очень индивидуальной и включать в себя всю семью. Надо сказать четко и ясно: невозможно помочь ребенку с аутизмом, работая с ним в офисе, за столом. Таким образом, да, мы можем исправить отдельные узкие функции развития, но мы никоим образом не поможем ребенку в области развития отношений и общения. Этого нельзя делать в отрыве от непосредственного окружения ребенка, потому что только там ребенок учится общаться и строить настоящие отношения.

Терапию всегда следует сочетать с программой для родителей, которая позволит им досконально понять специфику развития своего ребенка, принять его и понять его конкретные потребности. Это непростая задача, но выполнимая. Клиника нашего фонда отвечает на эту трудную потребность формулой семейных терапевтических встреч (RST). Это комплексная терапевтическая программа, которая позволяет как определить направление, в котором следует поддерживать развитие ребенка в отдельных его сферах, так и оказывать эффективную поддержку всей семье — родителям, братьям и сестрам.

В ходе ежедневной терапии, помимо RST, семья должна поддерживать развитие у ребенка ключевых компетенций, связанных с построением социальных отношений. Мы говорим здесь в первую очередь о развитии теории разума, поиске стратегий для стимулирования процессов взаимоотношений, внедрении методов альтернативного и поддерживающего общения и специальных образовательных стратегий, которые позволяют ребенку восстановить чувство безопасности и предсказуемости. Важным элементом также будет противодействие влиянию трудностей в анализе и синтезе сенсорных стимулов, однако мы должны знать, что простая поддержка ребенка в этом отношении не предотвращает ухудшения социальных и коммуникативных трудностей.

В нашем обществе мы слишком часто рассматриваем спектр аутизма как расстройство поведения. Затем терапевтический процесс направлен на устранение поведения, отклоняющегося от общепринятых норм. Между тем это не так. Тот факт, что ребенок, например, перестал возбужденно махать руками, не означает, что он понимает свои эмоции и знает, что другим людям интересно его эмоциональное состояние и его причины. Таким образом, он не может относиться к состояниям других людей, и, следовательно, у него все еще нет ресурсов для построения общих, удовлетворительных отношений с окружающей средой.

  • Психологи прогнозируют, что в новой версии классификации МКБ исчезнет разделение на отдельные типы аутизма и их заменит одно заболевание — «расстройство аутистического спектра». Как вы думаете, такое решение полезно для пациентов?

Ж. Э .: Это уже не вопрос прогнозов — это изменение произойдет. Изменения в МКБ всегда коррелируют с изменениями в американской классификации DSM, которая в последней версии устранила разделение на клинические подкатегории. ICD обязательно пойдет по этому пути, а это значит, что скоро мы будем диагностировать просто расстройство аутистического спектра (РАС). Это очень хорошая процедура. Это, безусловно, ограничит количество диагностических ошибок. Я также надеюсь, что это дополнительно увеличит количество людей, у которых диагностирован в самом раннем детстве.

Однако стоит сказать, что в терапевтическом подходе, а не в медицинском, мы стараемся избегать термина «пациент», потому что он предполагает медицинский подход и болезненное состояние. Человек с аутизмом не болен, поэтому он не является пациентом в этом отношении.